February 20th, 2015

Lustre / Elderwind "Through The Ocean To The Stars"

800

Kunsthauch ‎| Kunst 028 | CD | 2014

Lustre:

1. Follow Us To The Stars (Part 1) (6:04)
2. Follow Us To The Stars (Part 2) (7:14)

Elderwind:

3. Night Stars In Ocean (5:01)
4. Deep Cold (6:37)
5. The Early Dawn (4:08)
6. Polaris (5:46)


Закат отгорел полосами – так постепенно прогорает костер, и желтый, точно осенний лист, огонь рассыпается на томный пунцовый жар углей, а те, в свою очередь, сменяются холодным серым пеплом. Я хорошо помню, что такой же закат был много лет назад: в тот день, когда дед в первый раз привел меня сюда, на берег океана, чтобы посмотреть на звезды. Да и разве по силам тому, кто хотя бы раз поднимал голову и видел, как разворачивается свиток неба, как на нем оживают древние письмена созвездий, забыть этот непреодолимый зов, влекущий и зверя, и птицу, и человека с тех пор, когда в первый раз светило скрылось на западе?
Дед тогда сказал, что ночное небо похоже на лес, и далекие дикие звезды напоминают такую изменчивую и непостоянную природу, с проносящимися в ней временами года. И пока я смотрел вверх, слушая деда, красные, оранжевые, бело-голубые газовые гиганты казались мне невообразимыми, невиданными цветками, дрожащими на ветвях космических древ – многие из которых уже отцвели и осыпались, но темная высь надо мной все еще несла их диковинный аромат; мне слышались скрип коры, шорохи листьев – или это лишь волны с шелестом накатывали на песок?
И вот я снова стоял здесь, но уже без деда. Закат отступал, обнажая за своими багряными волнами глубины, в которых горели еще более древние огни, складывающиеся в линии новых земель, континентов. Вновь передо мной сияли Млечный Путь и Магеллановы облака; и всякое слово теряло свой смысл перед этим светом, которому были миллионы лет, который столь мало напоминал тихое тепло домашнего очага. Нет, это был свет-скиталец, и тот, кого он касался, сам превращался в вечного путника, в первооткрывателя-мореплавателя: я чувствовал, как зовут меня, ворочаясь на дне океана, затянутые илом и кораллами, деревянные кости утонувших кораблей, как оживают старинные карты, как дичают суша и соленая вода. Самое сокровенное и волнующее открывал этот свет, касаясь человеческого естества и приближая человека к пониманию мира – к пониманию той неповторимой мелодии, что связывает небо и землю.
«Я никогда не умру. Когда придет мой час, Боги заберут меня на звезды», - сказал мне однажды дед. И сейчас, глядя на горящие изгибы неба, я знал, что нет времени и нет смерти, а есть лишь вот это движение – от звезды к звезде…

Имена этих звезд ночное небо шепчет, как заклинание: Мирфак, Бетельгейзе, Мирах, Альдебаран, Каф, Денеб, Эниф, Дубхе, Альгиеб, Альфард… Они пульсируют и дрожат, словно подчиняюсь какому-то ритму и в каждой секунде их блеска, преломленного атмосферой, умещается колоссальная мощь Вселенной.  И, чем полнее становится темнота, тем явственнее шепот переходит в напев, и тогда от края до края ночь наполняется музыкой, ноты которой – сияние водорода и гелия, пыль и газ, раздуваемые звездным ветром, периодический всплеск пульсара, эмбиент галактической нити. Не эту ли песню слышал Коперник, приникая к своему телескопу, не она ли, обрамленная сполохами aurora borealis, трогала сердце Амундсена, и не ее ли, звучащую над каравеллами, вспоминал, погибая, Магеллан?
Сколько было всего, сколько еще будет, и все равно человеческая история – лишь один миг перед этой невероятной, невообразимой картиной. Приходит ночь и в океанах, морях и даже в мелких омутах отражаются древние краски космоса, во льды полюсов вмерзают зарницы протуберанцев, и всякая травинка полнится вспышками далеких галактик – не менее удивительная и невообразимая природа (обозначенная на диске композициями от Elderwind) вокруг нас чувствует и принимает в себя это движение пространства, заклинает в своих соках и волокнах. Посмотри, как вспыхивает сухая ветвь, высвобождая энергию, которую ей подарило одно из бесчисленных солнц, и как пламя вскидывается ввысь, высь! – обратно к небу. Разве это не рождение звезды, разве не горят где-то ТАМ такие же костры?
И почему все устроено именно так? Зачем? Но об этом ли спросишь ты, ступив на дымчатый лед комет? Одна лишь рдяна полоса заката отделяет тебя от этого льда – от космической одиссеи «Through the Ocean to the Stars».

«И еще я скажу: собеседник мой прав,
В четверть шума я слышал, в полсвета я видел,
Но зато, не унизив, ни близких, ни трав,
Равнодушием отчей земли не обидел,
И пока на земле я работал, приняв
Дар студеной воды и пахучего хлеба,
Надо мною стояло бездонное небо,
Звезды падали мне на рукав».
______________
А. Тарковский

Больше информации: http://vk.com/skaldejord