?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Vàli "Skogslandskap"

800

Auerbach Tonträger |‎AB 059 | CD | 2013

1. Nordavindens Klagesang (2:57)
2. I Skumringstimen (3:30)
3. Gjemt Under Grener (2:30)
4. Langt I Det Fjerne (3:21)
5. Mellom Grantraer (2:07)
6. Himmelens Groenne Arr (3:29)
7. Et Teppe Av Mose (2:58)
8. Sevjedraaper (1:22)
9. Dystre Naturbilder (3:45)
10. Flytende Vann (1:02)
11. Stein Og Bark (3:07)
12. Lokkende Lyder (3:26)
13. Skyggespill (2:20)
14. Roede Blader (3:25)
15. Morgengry (4:08)


Тяжелая шапка мокрого снега на высокой ели вздрогнула и, сбивая хвою, съехала вниз; с шумом распрямились, выдохнули выгнутые ветви. Этот звук, как и многое другое вокруг, был новым – его принесла темная октябрьская ночь – и он заставил оленя вскинуть голову с ветвистыми рогами и оглядеться. Чуткие ноздри зверя подрагивали, вбирая в себя переполненные сыростью запахи леса: запахи влажной коры, земли и мха, запахи сопрелых трав, шишек и размокшей камеди. И, конечно, свой особенный запах имел снег: он пах серыми косматыми тучами, далеким морем и льдом, звериными тропами, твердыми невызревшими семенами и пустыми изломами соцветий. Сейчас он темнел и таял, оголяя вокруг древесных стволов лиственные круги, и было слышно, как под рыхлой поверхностью движутся тоненькие ручейки.
Зима всегда неожиданно приходит на север, но это пока что было лишь ее далекое эхо. И все же, что-то необратимое совершилось в природе, откатились волной охра и киноварь, освободив коричневые узелки почек; заострились линии деревьев, обнажая в развилках ветвей опустевшие гнезда, просела рыжая труха мертвых пней, загустел сок в последних сморщенных ягодах. Еще печальнее, надрывнее зазвучали осенние струны, и эта мелодия постепенно начинала звучать все острее и резче, переходя к волнующим нотам и оттенкам, что заставляли красные плоды шиповника гореть в подлеске ярче ветреного заката. Но самая важная перемена произошла глубоко в чаще, где под лиственный бугорок набилась та, полная жестких черешков, горсть снега, которая не растает до самой весны. Только когда двинется, загудит от тепла почва, ослабит эта пригоршня свою хватку, но долго еще можно будет отыскать ее по сырой, перехваченной белой плесенью, отметине.
Все это оленю сообщил чистый холодный воздух, и теперь его шерсть, по которой скользило обмелевшее солнечное тепло, его кровь и все его естество трепетало, чувствуя древний, прадедовский зов самого мира, его неумолимый ход.
Еще одна снежная шапка скользнула вниз, еловая лапа не выдержала – надломилась, сверкнув смоляными щепками, и это словно послужило зверю сигналом: взрывая рыхлый снег широкими копытами, он помчался навстречу такому изменчивому и неповторяющемуся миру, который и сам мчался среди звезд и планет…

Подобным чувственным восприятием и наделяет нас «Skogslandskap» -  этот,  оброненный каким-то странником, ясеневый посох. Чувствуешь, как даже наполовину погрузившийся в землю, затянувшийся мхами и изъеденный древоточцами, он обжигает ладони и лишает сердце покоя?
Это зовет тебя музыка лесов: лиственных и хвойных, нефритовых и отцветших, с черными орехами и коричневыми желудями, с шишками и крылатками, лесов с темной заболонью и светлой; они восходят рдяным, как Арктур, осенним пламенем, соединяются в узоры диких созвездий, сходятся у густой синевы горизонта своими кронами, словно стаи птиц.
В мелодиях Vàli этот романтизм и его драматичные ландшафты достигают своей высшей точки, самого главного аккорда, надрывного предела, и переборы альбома открывают перед слушателем его лесную прародину, своей атмосферой, запахами, красками и формами напоминающую произведения Кнута Гамсуна. «Я живу в лесу, я сын леса… и говорю я все, что хочу. Часто ведь хочется что-то сказать, сказать вслух, громко, а в лесу слова идут прямо из сердца...». Судьбу здесь предрекает покачивание ветвей, густеющий в листьях солнечный свет, случайный шелест, оттенок – и нет той силы, которая могла бы прервать это движение, ему подвластны и человек, и природа. Все вокруг кажется таким знакомым: и всякая щепка, и всякий след насекомого, обнаруженный на внутренней стороне отслоившейся коры – все преисполнено трепетными приметами, в каждой из которых начинается и заканчивается целый мир, вся наша жизнь.
«Skogslandskap», как и дебютный альбом «Forlatt», бросает вызов всем тем, кто ищет, тем, кому лесной воздух раздувает грудь, точно парус; тем, кому единственным компасом служит природа; тем, кто держит в руках слабый, поблекший лист и видит, как в нем отражаются ясеневые, дубовые, осиновые, березовые и ореховые дали. Невероятно красивая и вдохновляющая музыка.

«Проходят дни и наступают снова.
Пусть осень, но душа весной полна,
Смеется, не скорбит она –
Чиста, жестока, холодна, здорова.

Мне сумрак горизонт завесил,
Стареть и уставать я стал,
Но горести я растоптал
И скорби скинул с плеч. Я бодр и весел.

Вхожу в леса, как нищий повелитель,
Но самому себе, сбиваясь с ног,
Торжественно кричу, воздев клинок:
«Приветствую тебя, мой победитель!»

И долго слушаю сквозь мглы завесу,
Как точит лезвие косарь.
А сверху слушает Небесный Царь
Творимую лесным органом мессу».
___________
Кнут Гамсун

Больше информации: https://vk.com/skaldejord

Profile

isawald
isawald

Latest Month

May 2015
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com